Принят самый мобилизационный из российских законов

Президент России Путин подписал самый мобилизационный на данный момент закон. Он содержит весь ряд мер, которые в случае необходимости переводят промышленность на военные рельсы. Уже не нужно больше ждать спора по формулировкам, ведь “специальная военная операция” или “война” по этому закону уже не так уж и отличны.

 

Как это не странно, но  самый точный текст о грядущем законе написали лоялистские “Ведомости”. Его мы и приведём целиком и для перечисления самых важных его положений и для сохранения риторики и логики власти

 

В июле Госдума может принять пакет(не только принят, но сегодня подписан Путиным – прим.ред) законов Белого дома, которые позволят использовать возможности бизнеса и трудовые ресурсы для помощи оборонно-промышленному комплексу. 1 июля ответственные за рассмотрение поправок комитеты (по обороне и по труду) предложили совету Госдумы включить предложения правительства в график весенней сессии, последнее заседание в рамках которой пройдет 6 июля.

Поправки дают правительству новые полномочия. Их появление обосновано проведением Россией спецоперации на Украине. Из-за боевых действий, как отмечают в Белом доме, возникает «краткосрочная повышенная потребность в ремонте вооружения и военной техники и обеспечении материально-техническими средствами». Разработанный правительством законопроекты внесены для того, чтобы эту потребность ликвидировать.

В законе «Об обороне» появится новая статья 26.1, посвященная обеспечению проведения контртеррористических и иных операций за пределами территории РФ. В «целях обеспечения» проведения таких операций Белый дом сможет вводить «специальные меры», отдаленно напоминающие те, которые могут применяться в случае введения в стране указом президента отдельных элементов ЧП или ВП.

В рамках «спецмер» правительства будет возможно:

  • Органам госвласти и местного самоуправления проводить мероприятия, а также вводить специальный порядок их обеспечения. В поправках не сказано, о каких именно мероприятиях идет речь

  • Временно расконсервировать мобилизационные мощности и объекты

  • Расконсервировать материальные ценности государственного резерва

  • Привлекать работников к работе в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни, а также менять порядок предоставление отпусков. Корреспондирующие поправки вносятся отдельным законопроектом в Трудовой кодекс

  • Проводить закупки у единственного поставщика для выполнения гособоронзаказа, а также для формирования запасов продукции, сырья, материалов и т. д.

  • Обязать любые юрлица независимо от организационно-правовой формы и формы собственности заключить госконтракты в целях обеспечения проведения операций за пределами РФ

Сверхурочная работа

Появление в ТК права правительства устанавливать особенности правового регулирования труда в отдельных организациях, вероятно, направлено на увеличение времени работы и, в свою очередь, производственных мощностей предприятий оборонно-промышленного комплекса, говорит адвокат Pen & Paper Анастасия Санина. Без изменений в ТК в данном случае не обойтись, уточняет она: по Конституции права и свободы могут быть ограничены только федеральным законом.

За любое нарушение прав работника и норм действующего трудового законодательства именно работодатель (т. е. организации, которые планируется привлечь в рамках «спецмер» к поддержанию обороноспособности страны) несет ответственность и ни одно предприятие не готово идти на нарушения и платить безумные штрафы, объясняет логику поправок партнер Grata International Михаил Герман. По его мнению, предложенные изменения не подпадают под определение мобилизации на период чрезвычайного или военного положения, поскольку у понятия «мобилизация» совершенной иное назначение и механизм реализации самой меры.

«Скорее, здесь попытка ввести специальное правовое регулирование труда работников отдельных секторов экономики», – указывает Герман.

Сейчас ст. 113 ТК позволяет привлекать людей для «неотложных работ в условиях чрезвычайных обстоятельств», среди которых ЧП и ВП, отметила заместитель директора Института государственного управления и права ГУУ Светлана Титор. «Компенсации за сверхурочную работу тоже предусмотрены: за первые два часа оплата в полуторном размере, за последующие – в двойном», – сказала она.

Но законопроект не отвечает на вопрос, каким образом будет компенсироваться привлечение работников к сверхурочным работам в ночное время, а также в выходные и праздничные дни, а также что будет с обязанностью работодателей производить оплату таких работ минимум в полуторном размере, обращает внимание эксперт. Без урегулирования такого вопроса можно ждать масштабных трудовых споров, отмечает Герман: работники будут пытаться оспаривать привлечение к внеурочной работе, а также новые нормативные акты.

ФНПР считает правильным, чтобы срок действия «спецмер» применительно к трудовым отношениям определялся с учетом мнения российской трехсторонней комиссии, заявил «Ведомостям» зампредседателя ФНПР Александр Шершуков. ТК допускает переработку с согласия работника, а также в случае форс-мажора, но с обязательной компенсацией, отметил он.

Сейчас в предложениях правительства не говорится о компенсациях для работников, сказал «Ведомостям» руководитель правового департамента ФНПР Яков Купреев. Ст. 252 ТК следовало бы дополнить оговоркой о том, что в случае применения «специальных мер» работникам устанавливаются гарантии компенсации в порядке, размерах и на условиях, которые определяются локальными нормативными актами на конкретных предприятиях с учетом мнения профсоюзной ячейки.

Мобилизация госзакупок

Поправки ускорят проведение госзакупок, которые могут потребоваться властям из-за военной операции на Украине. Михаил Герман говорит, что проведение любой закупочной процедуры растянуто во времени, кроме того, есть обширные полномочия для оспаривания процедуры.

«Предлагаемые правительством меры – это первая попытка выскочить из этой ситуации в части обеспечения обороноспособности страны, поскольку ожидать проведения ремонтных работ вооружений или поставки продуктов питания до конца года, пока будет «отыгран» очередной контракт, в условиях проведения специальных военных операций, когда время и промедление смерти подобно, – безусловно недопустимо», – говорит он.

Формулировка по поводу обязательного заключения контрактов для обеспечения проведения операций за пределами России «очень обтекаемая», отмечает специалист по госзакупкам Екатерина Петрова. По ее словам, расходы, которые предусмотрены на военное обеспечение, идут по закону о гособоронзаказе и сложно будет оценить, что включает в себя обеспечение военной спецоперации на Украине.

Петрова напомнила, что после присоединения Крыма в 2014 г. были также приняты нормативные акты, обеспечивающие бесконкурсную основу при проведении закупок: «То есть это уже не военные нужды, а строительство дорог, инфраструктуры и т. д.».

Председатель «Деловой России» Алексей Репик считает, что законопроект затронет лишь отдельный, специализированный рынок, работающий на нужды оборонки, а в целом на бизнес документ не повлияет. «Мы отработали случаи, когда нужно принимать быстрые решения и действовать оперативно, на пандемии. Например, предприятия, занимающиеся обеспечением эпидемиологической безопасности, продолжали работать в карантин», – сказал он «Ведомостям».

Инициатива похожа на нормы, принятые во время пандемии, например «режим повышенной готовности», говорит юрист Анастасия Буракова: тогда это позволило не вводить непопулярный режим чрезвычайной ситуации, делая ровно то же, что при его введении.

Нынешние поправки – это «сигнал о необходимости полного реформирования вопросов обеспечения нужд государства», считает Герман.

Законопроект можно связать с «частичной мобилизацией» экономики, считает ведущий инженер Института народнохозяйственного программирования РАН Сергей Белановский. Но масштабного перевода экономики на рельсы «военной операции» нет и в ближайшее время не будет, говорит он.

«Максимум, что может дать такой законопроект, – это ремонт приходящей с боевых действий наличной техники, а также расконсервирование хранящейся», – считает Белановский. Поэтому, по его словам, «элементы мобилизации есть, но они не очень масштабны».

В данном случае если и можно провести историческую параллель, то с 1930-ми гг. XX в., говорит первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин: «Это была мобилизация экономики и трудовых ресурсов в ожидании того, что может произойти что-то масштабное. Например, тогда запретили увольнение по собственному желанию без согласования с администрацией, ужесточили наказание за прогулы и за опоздание на работу и т. д.».

 

0

Автор публикации

не в сети 13 часов

Задорожный Сергей

26
Комментарии: 1Публикации: 1897Регистрация: 04-02-2020

Добавить комментарий