Александр Иванов “что такое бондовые склады”

Мы и сами много писали на тему бондовых складов и подверглись жесткой критике Александра Иванова за представление альтернативной точки зрения на полезность бондовых складов для России, но пройти мимо текста эксперта в электронной коммерции, логистике (и президенте НАДТ) о бондовых складах не могли. Текст, как всегда, и ёмкий, и изобилует интересными подробностями и доступен широкой аудитории.

Описывается и сама идея бондовых складов и механика их работы. автор даёт картину того, насколько импорт (и бондовые склады как его часть) вступает в противоречие с интересами внутреннего производства, каково его отношение к идее “импортозамещения” – особенно актуальному в эти дни в связи кадровыми изменениями в правительстве.

Источник  Перепечатка

________________________________

Александр Иванов

Ваши  подписки не будут лишними

“Краткие эссе об истории экономики”

Еще больше историй на канале: https://t.me/ivanovdirect

И в Facebook #экономическиеистории

________________________________

 

Александр Иванов_

 

Про бондовые склады писать (и говорить) стало очень модно, особенно модно говорят о последствиях их введения, причем, как правило, полностью при этом игнорируя содержание самого понятия.

В общем, давайте, на фоне всеобщего хайпа, поступим нестандартно и даже неожиданно – попробуем разобраться, что из себя представляют эти самые бондовые склады.

Короче, давайте начнем с матчасти.

Итак, бондовые склады (bonded warehouses), или, иначе, склады b2b2c – формат, который имеет несколько принципиальных отличий от традиционных таможенных операций.

Первое и главное отличие – в поставках.

Товар на бондовый склад прибывает оптом, а выходит за его пределы, как розница. Растаможка (ой, простите – «таможенный выпуск» товара) происходит в тот момент, когда единичный экземпляр покидает пределы склада и отправляется к покупателю. Это первое уникальное отличие.

Второе отличие заключается в том, что, если какой-то товар из оптовой партии окажется не проданным, то он, не будучи растаможенным и не требуя, таким образом, обратной затаможки (кто сталкивался, подтвердят – это чуть ли не самая болезненная, если не сказать – жуткая, из таможенных операций) легко и беспроблемно «улетает» отправителю.

Третье отличие бондовых – в том, что в большинстве стран мира существует так называемый единый таможенный платеж, который касается всего ввезенного и действует в отношении любого товара.

В разный странах этот платеж разный, например, в странах ЕС он составляет 10%, в Японии 8%, в Китае до недавнего времени был 12,9%, но с недавних времен снижен до 9,5% – так или иначе, этот платеж включает в себя всё. Ну или не совсем всё – например, в ЕС есть еще НДС, которое оплачивает уже не владелец товара, оптовик, а покупатель, физическое лицо, получившее розничный товар.

Вот, кажется, все принципиальные отличия бондовых складов от других видов растаможки.

Теперь давайте в более понятной форме поговорим о том, как это работает на практике.

А работает это так: импортер отправляет на бондовый склад контейнер чайников.

Эти чайники должны быть проданы в розницу, иначе им никак не выйти за пределы бондового склада.

Вот здесь возникает интернет-магазин или маркетплейс, которые на своем ресурсе дают объявление – мол, дорогой покупатель, а вот – чайник! Качества прекрасные, цена вот такая, для заказа жми вот на эту кнопку. Далее – покупатель оформляет заказ через сайт. Один чайник изымается из контейнера, упаковывается и отправляется к покупателю. Разумеется, при таможенном выпуске владелец товара платит единый налог.

Вроде бы, все просто и понятно. Товар попадает вожделеющему покупателю, бизнес получает прибыль, государство налоги.

Невыкупленные чайники возвращаются отправителю. Все счастливы.

Теперь пара слов о том, кто именно счастлив и отчего.

Помните, мы говорили о том, что второе имя бондовых складов – склады b2b2c?

Первое b в этом раскладе – это отправитель груза, производитель или оптовик. Он произвел (закупил) какое-то количество товара, и товар этот либо продастся с бондовых, либо без проблем вернется к нему назад. В принципе, надежное вложение.

Второе b в нашем случае – продавец, то есть интернет-магазин или маркетплейс. Часто приходится писать о том, что настоящие, реальные, а не выраженные в таинственных и мало характеризующих интернет-торговлю показателях, типа GMV – это количество транзакций, то есть, применительно к торговле – количество продаж. Чем больше продаж в штуках, тем больше заработал маркетплейс. Доволен ли он? Ну, вопрос риторический – конечно же, да.

Bond 2 Hong Kong

Теперь – любимое и самое важное звено в этой цепочке, обозначаемое как «с», consumer, то есть покупатель, то есть – каждый из нас. Для него (нас, то есть) все просто – если раньше товар, заказанный на зарубежных площадках, приходилось ждать, иногда, месяцами, то теперь доставка по территории страны – измеряется несколькими днями, для большинства (больше 80%) жителей страны доставка уложится в день-два.

Ну и, наконец, государство теперь тоже не в накладе. Потому что казна теперь получает стабильную и устойчивую прибыль.

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Для сравнения (здесь придется остановиться и объяснить механизм поподробнее) – традиционный способ приобретения товаров за рубежом, так называемый кросс-бордер – это когда вы заказываете что-то на зарубежных площадках и потом заказанное в другой стране доставляется покупателю – дело для бюджета убыточное, расходы на администрирование этого процесса во всех странах превышают собираемое.

Bond 3 склад большой

Причем, заметим вскользь – чем ниже опущена беспошлинная планка, тем выше расходы на административку, тем больше убытки государства – это за счет того, что чем выше планка беспошлинного ввоза, тем меньшую долю поступающих посылок приходится обрабатывать таможне, а так как любая таможенная операция с кросс-бордером генерирует убытки, то, при низком пороге, посылок надо обработать много, значит, сгенерируются бОльшие убытки.

И, цифры, чтобы было ясно: в среднем обработка одной посылки (немного колеблется в разных странах мира) – расходы от 5 до 10 евро, а стоимость одного отправления не более 7,5 евро, что означает, что величину самого налога и расходов на его получение невозможно сбалансировать – для положительного баланса надо устанавливать налоги более чем в 100%, до чего пока (пока?) таможенники всего мира еще не дошли.

Большинство стран мира сейчас думает о повышении беспошлинного порога с целью сокращения таможенных операций (впереди всех в этом деле США – там в свое время действовала «планка» в размере $200 за посылку, но в какой-то момент законодатели обратили внимание, что совокупные убытки казны составили в этом разделе уже (нарастающим итогом) $50 млрд. Реакция оказалась быстрой – сейчас в Америке действует беспошлинный порог в $800 за посылку. Расходы ушли в прошлое, налоговое ведомство получает небольшой, но вполне устойчивый доход. Это, так сказать, мировой тренд и образец для подражания. Правда, нам наши злопыхатели чаще рассказывают про страны ЕС (их, кстати, много, перечисление займет много времени и места, на основании чего нам рассказывают, что, якобы, тренд – вот он какой, хотя речь идет, на самом деле, всего об одном законодательном органе), где беспошлинный порог снижен до нуля. Так сказать, возобладали популисты, предложившие жителям «подтянуть пояса» для, якобы, поддержки местных производителей. Между тем на свете не существует исследований, которые обнаружили бы хоть какую-то корреляцию между трансграничной торговлей и тем, как себя чувствует местный бизнес.

А что касается убытков – с ними все понятно. Как и предсказывали эксперты, совокупные убытки по ЕС, после обнуления беспошлинного порога, составляют около 2,5 млрд евро в год. Которые, правда, сейчас пробуют переложить на плечи все того же покупателя.

Bond 4 завал Китай логистика склад

Самые горячие дни для китайского е-коммерса – 11 ноября, “день холостяка”, пик традиционных распродаж

Нельзя сказать, что жители ЕС не напоминают своим избранникам о моральном аспекте такого выбора – все-таки, как ни крути, задача государства вовсе не заключается в обирании своих сограждан, так что обсуждение этой темы в Европе не прекращается.

ИСТОРИЯ И ОПЫТ

При всем этом «бондовые склады» не имеют какого-то классического определения. От всех остальных их отличают три вышеописанных детали: поступление оптом – выпуск в розницу, единый таможенный платеж и легкий возврат непроданного.

Понятно, что есть специфические товары, которые удобнее завозить классическим способом, «дедовским»», b2b, уплачивая положенные налоги, а есть товары, которые проще и логичнее отправить посылкой (китайскую малоценку, например). Наверняка бондовые склады тоже найдут и свой товар, и своего отправителя.

Кстати (прошу прощения за еще одно короткое отступление), на протяжении последнего десятилетия находилось не так уж мало компаний и людей, которые истерически заявляли, что они «уходят из России и теперь будут торговать через трансгран» – автор считал, что все они не до такой степени не умеют считать деньги, что бы реально пробовать это сделать, но – нет, на самом деле – пробовали, несли убытки, доказывая на собственном опыте, что, допустим, шуруповерты все-таки разумнее завозить и таможить способом b2b.

Что касается бондовых, то происхождение названия идентично понятию «бонд», в значении «гарантированная прибыль», которая встречается в финансовом мире. Только здесь бонды обеспечиваются не деньгами, а товарами. Которые, либо будут реализованы, либо без проблем возвращены.

История бондовых складов очень короткая – немногим больше десятка лет. Однако система, так сказать, всесторонне изучена (в других странах), этот опыт (и позитивных моментов, и возможных ошибок) описан, что называется – бери и делай. Ошибок при этом можно уже и не совершать.

Насчет “короткой истории” – конечно же, историки находят своего рода “отзвуки” бондовых складов в таможенной реформе в Англии в начале XVIII века, когда было разрешено выплачивать таможенные пошлины не сразу по прибытии груза, а по мере реализации товара, что было, по тем временам, невероятно и беспрецедентно смелым шагом и привлекло к торговле в Великобритании (или через британские склады) купечество со всего мира – мера, которая заметно пополнила и без того не бедствующую тогда английскую казну.

В мире множество стран, которые применяют систему бондовых складов и несколько (Россия в том числе), которые пока этот опыт не внедрили.

Бондовые склады – отличная тема для импорта, прекрасная – для транзита и неплохая – для экспорта.

Bond 5 торговый центр Россия "Садовод"

А это вещевой рынок в Москве. Где можно не только купить товар в розницу, но и заказать товар оптом или мелким оптом.

Российские компании возможностями бондовых складов довольно активно пользуются и как их применять – знают, вот только используемые ими бондовые склады находятся не у нас на территории, а – в Гонконге или Шэньчжене, Таллине или Роттердаме. То есть деньги, которые должны бы оставаться у нас в стране, уходят на сторону.

При множестве трактовок того, что такое бондовые склады, стоит, наверное, сказать, что самый успешный опыт применения бондовых, конечно же, в Китае.

«Мастерская мира», видимо, как-то пропустила мимо ушей слово «импортозамещение», нам рисуют страну с экспортоориентированной экономикой, но, между тем, импорта в Китае – очень-очень много.

Ну, например, оборот покупок, сделанных китайцами в зарубежных интернет-магазинах, который год от года заметно растет, составил в прошедшем 2021 году $120 млрд. Для сравнения, аналогичная цифра в России в последние 7 лет колеблется вокруг $3 млрд. Да, Китай большой, там в 10 раз больше населения, чем у нас в стране, но объем импорта-то – больше в 40 (!!!) раз.

Так вот, три четверти всех покупок в сети интернет, сделанных китайскими покупателями, попали в страну через бондовые склады. Еще три года назад на бондовые приходилось две трети из 80-миллардного на тот момент экспорта.

Еще один важный нюанс – в случае с Китаем речь идет не о бондовых складах, а, скорее, о бондовых зонах, где развернуто множество производств. На такие производства завозят материалы и комплектующие, которые на входе имеют нулевые показатели по пошлинам, НДС и прочим обременениям, из них на предприятиях внутри бондовых складов делают конечную продукцию, которая уже разлетается – или на внутренний рынок, или на экспорт – непосредственно с территории склада на описанных выше условиях. Выгодно? Еще как. К тому же – выгодно всем. Ну а раз выгодно, то и работает.
Кстати, идея именно такой работы в бондовых зонах возвращает нас к упомянутой выше Англии XVIII века, когда в таких зонах специальные люди, профессия которых называлась “купор”, разливали завозимое в бочках вино по бутылкам для его реализации в розницу.
В современных китайских бондовых зонах тоже занимаются тем же самым – раскладывают завезенные оптом крупы по пакетам с понятными китайцам надписями, например.

Ну и – еще пара строк, без которых никак не обойтись.

В настоящее время объявилось какое-то количество людей, которые любят поговорить (да ладно бы поговорить – нет, публично выступить) о бондовых складах, начиная с «теперь мы все умрем».

Аргументации здесь примерно ноль, потому что, учитывая довольно большую и глобальную практику применения бондовых, было бы логично предположить, что кто-то от этого уже умер и попросить предъявить список трупиков, но обычно на этом месте дискуссия заканчивается, в этом месте «блестящие профессионалы» считают, что пора переходить к личным оскорблениям.

Bond 6 большой склад штучное хранение

Чтобы управлять гигантскими объемами посылок и ничего не перепутать при этом, существуют технологии, называемые фулфилментом – в данном случае речь идет о комплексе работ по превращению груза (товара) в посылку, а так же по работе с возвратами посылок, отслеживанию доставки и платежей и прочее – то есть весть комплекс работ, которые делаются не в виртуальном мире, а на земле, это операционная практика интернет-торговли

Матчасть с ними обсуждать бессмысленно, её знание и понимание заменяет им лозунг «это дыра в границе» или «это прямая контрабанда» – ну, учитывая то, что из себя представляют бондовые склады на самом деле (та самая неподвластная понимаю критиков «матчасть»), и так ясно, что это – неправда, так что не станем на догадки о целях внедрения в наши мозги намеренных глупостей тратить время.

Зато предлагаю поговорить о другом тезисе врагов бондовых складов, так как секта свидетелей импортозамещения велика, обширна и материально стимулирована (думаю, если бы не желание отличиться перед государством и не материальное поощрение этого желания, «импортозаместителей» в стране было бы примерно ноль – как и во всем остальном мире).

Так вот, существует легенда о том, что у нас что-то случилось с отечественным производителем за последние годы. Не то он «голову поднял», не то «встал с колен». В доказательство этому приводятся «факты», говорящие о том, что на отечественных маркетплейсах сейчас чуть ли не 40% всего продаваемого – это товары российских производителей. Откуда их столько берется – загадка (с легкой отгадкой – на маркетплейсах для продавцов в карточке описания товара есть опция «происхождение товара» – можешь ставить там хоть Зимбабве, хоть Гваделупу, это не требует верификации и документального подтверждения, можем предположить, что подавляющее большинство ставит «Россия», во всяком случае, «российские» смартфоны или одежду известных марок, поименованную российской, встречать уже приходилось).

Одновременно проведенное год назад исследование показало, что 32% всего, продаваемого на наших маркетплейсах, завозится в страну через рынок «Садовод» и аналогичные ему. Которых много по всей стране. Там можно заказать, по вкусу и желанию, любой китайский ноунейм. Отдельно отметим высокий (без капли иронии) уровень сервиса: там что угодно «сертифицируют», напечатают и пришьют любую этикетку («сделано в России» – пользуется у перекупщиков с рынка большой популярностью, что способствует модной и даже где-то навязываемой легенде о том, что “отечественный производитель встал с колен”, которая широко используется для пропаганды якобы успехов импортозамещения), за вас даже сделают карточку товара и разместят её на маркетплейсе, словом, любой каприз за ваши деньги.

Всего пару лет назад казалось, что маркетплейсы – вот они, спасители, они сейчас поднимут отечественное производство, потому что они обеспечивают постоянный и надежный сбыт.

Автор признается, что сам писал несколько лет назад о пенсионерке из Лебедяни, бывшей швее-мотористке, которая снимает с антресолей доставшуюся от прабабушки швейную машинку «Зингеръ» и начинает строчить сатиновые трусы, которые потом продаст на Вайлдберриз. Но. Вдруг оказалось, что её трусы продаются плохо. Шьет она хорошо, а вот в цену не попадает. Потому что – ситец для трусов надо заказывать в Китае, нитки в Турции, резинки покупать в Польше… Короче, вести довольно широкую закупочную деятельность. Что, учитывая её познания в этом деле и скромные возможности машинки «Зингеръ», в общем-то, делать было бы неправильно и даже – экономически глупо.

Так что, в данный момент, швейная машинка «Зингеръ» отправлена обратно на антресоли, а бывшая швея-мотористка, к тому времени освоившая принципы размещения товара на маркетплейсах, стала клиентом рынка «Садовод» (куда она как-то случайно забрела в поисках ситца и резинок), через который она и получает весь товар, размещая его на продажу под собственным «лейблом». Так – рентабельнее.

Bond 7 малый бизнес чиновники

Когда речь идет о малом бизнесе в России, мы видим прекрасные лица растроганных чиновников около каких-то плакатов, но никогда не видим при этом никакого бизнеса. И бизнесменов. Чиновники их затеняют. Бизнес это устраивает, он предпочитает держаться в тени.

Не желая оскорблять читающего многоэтажным матом, автор не станет писать о том, что он думает насчет импортозамещения, просто обратит внимание на небольшой факт – ситец сейчас выгодно покупать в Китае.

Когда-то – выгоднее было делать его в России (начиная примерно с 80-х г.г. XIX века Россия, кстати, была чуть ли единственной из мировых держав страной, которая имела положительный баланс в торговле с Китаем, а обеспечивал этот баланс русский ситец, который в Китай еще надо было привезти из Иваново и Орехово-Зуево, и это еще до железных дорог…). Потому что Россия получала дешевый и качественный хлопок из Средней Азии, который тогда называли «бухарским».

Прошло почти 150 лет. Наша страна хлопка не выращивает, а Китай – выращивает. Странным образом, при том, что заработок китайца сейчас заметно выше заработка россиянина, произвести ткань или готовую одежду сильно дешевле в Китае. Таким образом автор высказывает беспокойство насчет того, что импортозамещение, даже в легкой промышленности, дело непростое. А может, и бессмысленное. Может быть, кооперация была бы более умным решением.

А так же – неплохо было бы подумать о том, что надо развивать в стране, где нет своего собственного процесса переработки сырья и изготовления материалов.

Впрочем, сам факт появления в нашем словаре слова «импортозамещение» говорит о том, что мы не ищем умных решений.

Так – при чем здесь бондовые склады?

А бондовые склады здесь при том, что без импорта наша страна (как и абсолютно любая страна на этой планете) не выживает. И еще бондовые склады здесь при том, что фактически среди потребительских товаров (кроме продуктов питания) доля импорта сегодня – больше (наверное, значительно больше) 80%, все остальные цифры – мягко говоря, наглая ложь.

В чем еще большой плюс бондовый складов – так это в том, что приток импортных товаров способен создать конкуренцию. Автор в других материалах многократно писал, говорил, кричал о том, что самые большие издержки, которые понесет наша экономика – это издержки от отсутствия конкуренции.

В этом отношении, увы, ничего не изменилось со времен Адама Смита, и закон экономики действует точно так же, как закон природы: нет конкуренции – мы получаем дорогой товар низкого качества. Есть конкуренция – мы получаем дешевый товар высокого качества. Просто потому, что если ты делаешь плохо и дорого, то ты ничего не продашь на фоне большого количества аналогичной продукции. Если с аналогичной продукцией беда, её мало – то можно сильно не стараться, а цены поднимать.

Bond 8 склад в Китае

Заметим, что противниками бондовых складов, способных обеспечивать конкуренцию, выступают иногда некоторые наши производители. Которые понимают, что производимые ими, допустим, карандаши, получаются сильно дороже и заметно хуже, допустим, китайских (пример взять из головы, первое, что пришло автору в голову) и при равной конкуренции они просто ничего не продадут. Зато в отсутствии конкуренции – продадут.

Правда, открытым остается вопрос, должны ли мы все, вместе взятые, спонсировать этот «бизнес» из своего кармана…

Бондовые склады нужны стране. В первую очередь, они нужны покупателям.

И за бондовыми складами – будущее российской интернет-торговли. Надеюсь, не сильно отдаленное будущее.

 

 

0

Автор публикации

не в сети 14 часов

Задорожный Сергей

26
Комментарии: 1Публикации: 1897Регистрация: 04-02-2020

Добавить комментарий