DNS. 2020. Итоги

Федеральная розничная сеть электроники и бытовой техники DNS  объявила итоги года. Выручка DNS составила 514 млрд рублей (с учётом НДС).

 

Необычна и форма отчёта – данные были опубликованы в социальных медиа руководителями компании сразу после опубликования развёрнутых данных группы М.Видео-Эльдорадо.

Дмитрий Алексеев совладелец и президент DNS: «Простые ребята из дальнего уголка России обогнали весь рынок БТиЭ. Ведь помимо оставшихся титульных брэндов М.Видео — Эльдорадо, это еще и поглощенные по ходу дела российские магазины Media Markt, сети Техносила и Техношок.
Каждое достижение, это еще и новые вызовы. Не скрою, нам было комфортно, в плане менеджмента, догонять коллег из М.Видео. Очень надеюсь, что и дальше они будут помогать нам в ориентирах»
Выручка ДНС : 514,3 млрд.(с НДС).
Рост онлайн оборота год к году : 90,77%
Доля продаж онлайн : 26.29%
Рост посещаемости сайта : 35,90%
Новых магазинов (с учетом закрытых) : 378
Рост продаж в сопоставимых магазинах : 20,7%
Число магазинов на 31 декабря 2020 г : 2224
Выручка продуктовой сети ” Квартет вкусов” : 0,4 млрд. руб.
Присутствует в 1013 населенных пунктах.

Дмитрий Алексеев

Источник: Crn.ru
О форматах и точках

У нас как было два формата: «маленький» и «большой», так и остались. Но мы наблюдаем общий тренд — сверхбольшие торговые точки не очень интересны. При этом мне кажется, что большие магазины и для нас, и для покупателей имеют ценность, правда, применить их можно не везде. Люди любят большие магазины, в которых много товара, можно на все посмотреть вживую и самому выбрать.

Кроме того, в России рынок торговых центров более-менее подходит к насыщению: до таких городов как Владивосток эта волна ещё не дошла, но в целом по стране торговля уже более-менее укрепилась, и людям нравится приходить в большие центры. Это не только про покупки, это образ жизни. И это хорошая история. Как только появилась возможность после карантина приходить в торговые центры, люди снова стали в них ходить. Вряд ли в ближайшее время этот тренд изменится.

Если говорить про то, как развивалась сеть, то мы работали и над качеством магазинов, и над их количеством. В 2020 г. мы открыли более 300 магазинов и, думаю, в 2021 г. откроем еще 200-250 точек. Сейчас у нас около 2200 магазинов, но есть ещё такие населенные пункты, где мы пока присутствуем недостаточно: Центральный регион, Москва, которая практически обделена нашими сервисами. И работы еще много. При том, что новых регионов для нас не осталось — мы сейчас работаем практически везде (в 1015 населённых пунктах, а всего в России городов и чего-то отдаленно их напоминающих — около 1100). Если в регионе нет нашего магазина, то это какая-то очень сложная история. Например, мы не присутствуем в Анадыре или на Курильских островах. Но, может быть, это ненадолго.

 

О товарных предпочтениях

Чуть слабее была динамика в мобильных и носимых устройствах. Люди стали меньше двигаться. Драйверами этого сегмента долгое время были смартфоны. Они и сейчас драйверы. Но есть ощущение, что если бы не пандемия, это было бы выражено более ярко. Если посмотреть на наши сегменты БТиЭ, то складывается впечатление, что люди вместо того, чтобы куда-то поехать, стали делать ремонт дома и обустраивать своё пространство: телефон в поездку нужен, а холодильник или телевизор — чтобы дома сидеть. И это в 2020 г. было заметно.

И мне кажется, что это было характерно для всей страны. Разницу в предпочтениях в потреблении мы не видели, была разная динамика с точки зрения прохождения пандемии, но не принципиальная. Мне кажется, страна живет в едином ритме.

Даже то, что москвичи теперь покупают загородную недвижимость и именно эти дома обставляют бытовой техникой, мне кажется феноменом информационного пузыря. Пандемия ускорила процесс разделения на бедных и богатых. Есть люди, которые смогли купить новые дома и технику в них. Но, судя по всему, их немного. Сделав аналитику по рынку смартфонов, я очень удивился, что средняя цена смартфона, продающегося сейчас в России, — около 10 тыс. руб. 2/3 смартфонов продаётся дешевле 15 тыс. руб. Ещё 14% — это модели до 20 тыс. руб. А в моём представлении называть смартфоном можно только то, что стоит 20 тыс. руб. и больше. Получается, что только пятая часть населения может покупать то, что называется смартфонами.

При этом покупатели «айфонов», которых всего около 7%, стали покупать более дорогие устройства: средняя цена продаваемого аппарата в этой группе выросла, а общая средняя цена смартфона осталось примерно на том же уровне. То есть богатые стали потреблять больше, а бедные — ещё меньше. Поэтому с точки зрения экономики больших процессов я бы не стал рассматривать в качестве модельной семьи ту, которая в пандемию решила купить загородный дом и оснастить его техникой. Для меня это не очень репрезентативные вещи. Мы всё-таки работаем на массовый рынок. Для нас модельная семья — это те, кто подумав об очередном карантине, купили холодильный ларь, чтобы затарить его сосисками, колбасой, мясом и фруктами-ягодами с дачи.

0

Автор публикации

не в сети 8 часов

Задорожный Сергей

22
Комментарии: 0Публикации: 682Регистрация: 04-02-2020

Добавить комментарий