Законодательный запрет на рост маркетплейсов, значение для ПВЗ и последствия в России

Председатель комитета Совета Федерации по экономической политике Андрей Кутепов сообщил о подготовке законопроекта, цель которого – ввести ограничения для маркетплейсов, включая установление максимально допустимой доли рынка в размере 25% от общего объёма онлайн-продаж за прошедший финансовый год. В случае превышения этого порога, маркетплейсам будет запрещено открывать новые ПВЗ.

Ограничение в настоящий момент выглядит абсурдным, потому что ограничивает автоматически рост электронной коммерции в регионах, ограничивает бизнес создания ПВЗ и показывает низкий уровень экспертизы законодателей в этом вопросе.

Эта инициатива странная по нескольким причинам (мнение EH):

  1. Она, по существу, нацелена только на двух игроков – Wildberries и OZON. Особенно Wildberries, потому что маркетплейс уже достиг порога в 25% от российского e-commerce в деньгах.
  2. Инициатива совсем не оценивает региональное распределение и текущее состояние развития маркетплейсов в регионах – где их рост сейчас обеспечивает проникновение электронной торговли и доступности многих товаров в целом. Сильнее всего ограничение на открытие новых ПВЗ ударит по тем регионам, где присутствие маркетплейсов и так минимально.
  3. Более того, часто ПВЗ единственная удобная точка входа для передачи заказов для селлеров – небольшие селлеры могут просто не появиться в населённом пункте из-за запрета на расширение сети точек.
  4. Инициатива полностью игнорирует тот факт, что теперь ПВЗ маркетплейсов даже брендированные, не всегда только ПВЗ этого маркетплейса, а ПВЗ ещё нескольких служб доставки, а часто и вовсе мульти-ПВЗ. Запрет на якорного игрока остановит развитие и других сетей. Запрет приостановит возможность создания местного бизнеса ПВЗ по франшизе. Уже открывшиеся ПВЗ, возможно, будут даже рады – только сами не смогут мультиплицировать свой бизнес.
  5. Инициатива хороша тем, что не трогает возможность создания собственных торговых марок маркетплейсами и собственных продаж ими. Странным образом инициатива – если пройдёт только она – может быть выгодна и WB и OZON, ведь ни ограничения по СТМ, ни по штрафам, ни по периодичности изменения оферты туда не входят, а обойти этот абсурдный пункт про ПВЗ можно легко – доставляя через сторонние сети.
  6. Бенефициаром закона могут стать Почта России – её никто не обвинит в том, что она ПВЗ маркетплейса, а Почта может выдавать при наложенном ограничении в росте ПВЗ. Другим службам доставки также может перепасть посылочный трафик в случае ограничений по открытию ПВЗ. Особенно федеральным – СДЭК, Boxberry, 5Post. Ну, и толчок может получить курьерская доставка от маркетплейсов.
  7. Другая инициатива по проверке содержимого посылок также показывает малое понимание регуляторами сущности работы маркетплейсов – большинство отправлений и так собирается на складе маркетплейсов. Инициатива же ударит по FBS и DBS моделям, когда посылка собрана (в случае FBS) или собрана и доставлена (в случае FBS) силами селлера. Но во всех трёх случаях селлер известен, он несёт полную ответственность за содержимое по договору, да и бюст Дарья Трепова доставляла вовсе не через маркетплейсы. Абсурд.

 

Подробнее об ограничении от Forbes

Инициативу ограничить крупнейшие маркетплейсы в праве открывать новые пункты выдачи заказов Кутепов изложил в письме помощнику президента Максиму Орешкину (копия документа есть у Forbes, о письме также сообщали «РИА Новости»).  

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) не получала предложения по ограничению доли маркетплейсов, сообщили в пресс-службе ведомства. «ФАС неоднократно подчеркивала важность механизма саморегулирования в этой отрасли, в связи с чем считает важным добровольное принятие участниками рынка обязательств по самоограничению в реализации недобросовестных практик», — отмечается в ответе службы. За усиление регулирования электронной торговли «с учетом бурного развития этого рынка, а также возросшего количества проблемных вопросов между маркетплейсами и их контрагентами» выступает Минпромторг, заявил Forbes статс-секретарь — замглавы министерства Виктор Евтухов. Однако Минпромторг считает целесообразным прорабатывать изменения в законодательство в рамках уже внесенного в Госдуму депутатского законопроекта о правилах онлайн-коммерции и с привлечением бизнеса и профильных органов власти.

Ограничения аналогичные тем, что предлагают в Совете Федерации, действуют для офлайновых продуктовых сетей. Им запрещено покупать или арендовать новые площади, если на них приходится от 25% товарооборота в регионе, городе, муниципальном районе или округе (с июня 2022 года и до конца 2024-го норму заморозили, чтобы ретейлеры смогли занимать площади ушедших иностранных компаний). При этом маркетплейсы изначально не ограничены в открытии новых пунктов выдачи, что дает им конкурентные преимущества по сравнению с остальной розничной торговлей, подчеркивал Кутепов в письме Орешкину. Ранее сенатор настаивал на том, что время регулировать рынок маркетплейсов пришло. «Упустили рост доли рынка в перевозках и получили монополиста в области такси», — приводил пример он. 

«Вредная инициатива»

Предложение из Совета Федерации установить для маркетплейсов предельную долю на рынке и ограничивать их в открытии новых пунктов выдачи заказов в случае ее превышения — «не только избыточная, но и вредная инициатива», заявил Forbes президент Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ, объединяет Wildberries, Ozon, «Яндекс Маркет», Lamoda и др.) Артем Соколов. По его мнению, «предложение экономически необоснованно, и будет иметь негативный эффект как для развития малого и среднего бизнеса, так и для покупателей».

Помимо того, что маркетплейсы как виртуальную витрину использует в основном малый и средний бизнес, свыше половины пунктов выдачи в стране содержат именно местные предприниматели, отмечает Соколов из АКИТ. «В регионах, где компании интернет-торговли открывают распределительные центры, начинает более активно развиваться местный бизнес — например, логистические службы или пункты выдачи, — объясняет он. — Это также выгодно местному бизнесу, который торгует на площадке, поскольку логистика для них становится дешевле, раз не надо везти товар на склад в другой регион». 

По данным Минпромторга, на российских маркетплейсах свыше 1,2 млн продавцов, 80% которых — малые и средние предприниматели. В целом, по оценке АКИТ, в электронной торговле занято порядка 2 млн человек. «Вряд ли законодатель ставит своей целью ограничить возможность людей зарабатывать на жизнь путем открытия своего собственного бизнеса, но пока инициатива звучит именно так», — резюмировал Артем Соколов.  

Завидная доля

Через маркетплейсы осуществляется 57% всех онлайн-продаж в России, на розничную торговлю с собственными интернет-магазинами ретейлеров приходится 30%, а на классические интернет-магазины, которые как правило, торгуют специализированными товарами — 9%. Оставшуюся долю занимают трансграничные компании, оценивал АКИТ. В денежном выражении рынок маркетплейсов по итогам 2022 года составлял 5,7 трлн рублей, по итогам 2023-го — около 7,4 трлн рублей, приводил цифры Кутепов.

Около 80% рынка маркетплейсов занимают Wildberries и Ozon, оценивала ФАС. «Само по себе доминирующее положение (в том числе доля рынка в сегменте интернет-торговли) не является нарушением», — пояснила Forbes пресс-служба ФАС. А вот злоупотребления господствующим положением — повод принять меры. Однако с марта 2022-го и до конца 2024 года действует мораторий на проверки компаний, которые так или иначе относятся к IT-сфере. ФАС работает над тем, чтобы вывести из-под моратория антимонопольный контроль. Ведомство получило более 600 жалоб как от потребителей, так и от продавцов товаров на маркетплейсах за 2023 год. В половине случаев граждане жаловались на платную доставку, невозможность отказа от товара, навязывание оплаты доставки некачественного товара и т.д. Другая половина жалоб — от предпринимателей на злоупотребление маркетплейсами доминирующим положением (навязывание невыгодных условий договора, завышение цен на логистику и хранение, начисление штрафов за габариты товаров, за отсутствие маркировки, за взлом личных кабинетов продавцов и т.д.).

Wildberries, Ozon и Lamoda отказались от комментариев. «Яндекс Маркет» не ответил на вопросы Forbes.

Что еще хотят от маркетплейсов

Другая идея сенаторов — обязать маркетплейсы обеспечивать безопасность вложений, чтобы не допускать доставку наркотиков, оружия, взрывчатки и т.п. МВД предложение поддержало, указывается в письме Максиму Орешкину.

Например, «Почта России» по закону обязана проверять, нет ли в посылках запрещенных предметов и веществ, идентифицировать получателей и отправителей. На логистических объектах грузы обязательно сканируют, из-за чего госкомпания несет дополнительные издержки. «Маркетплейсы поставлены в более выгодное положение, чем «Почта России» в части об обеспечении безопасности вложений», — указано в письме. Андрей Кутепов уточнил Forbes, что считает нужным распространить на интернет-торговлю те же требования, которым сейчас подчиняется «Почта России».  

У Ozon на складах есть аппаратура, которая позволяет выявлять взрывчатку, уверял управляющий директор Ozon Сергей Беляков: «Но проблема в том, что часть товара идет мимо нашей складской инфраструктуры, когда продавец или курьер может сам доставить товар покупателю».    

Сравнивать почтовые отправления с интернет-торговлей некорректно, уверен Артем Соколов из АКИТ — в отличие от полученной по почте посылки, покупателю товара в интернете заранее известно, что он заказал. Маркетплейсы публикуют на сайтах и фиксируют в договорах с продавцами список запрещенных в России товаров и позиции, которые не допускает сама площадка. «Продавцы при регистрации получают уведомление, что если в их личном кабинете появятся товары, которые нельзя продавать на маркетплейсе, их ждет блокировка, а в последующем возможно и расторжение договора», — объяснил Соколов. Кроме того, прежде чем публиковать карточку товара, маркетплейсы проверяют, не относится ли он к запрещенным. 

МВД считает нужным обязать проверять посылки не только маркетплейсы, но и транспортно-логистические компании, которые обслуживают интернет-торговлю, приводится в письме Орешкину позиция министерства. СДЭК принимает посылки от частных лиц «только в открытом виде», и «сотрудники тщательно проверяют все отправления», сообщила Forbes пресс-служба компании. Отправления от интернет-магазинов СДЭК принимает в упакованном виде, но в случаях авиаперевозки или пересечения государственной границы России «все грузы обязательно проходят через X-ray сканер (рентгеновский сканер — Forbes)». СДЭК не ожидает, что возможные изменения в законодательстве значительно повлияют на показатели бизнеса, но указывает, что от того, каким будет механизм регулирования, будет зависеть стоимость услуг.   

Обсуждение регулирования для маркетплейсов активизировалось в прошлом году. Так, с подачи «Почты России», прорабатывалось введение так называемого «инфраструктурного платежа» — по сути оборотного налога с компаний интернет-торговли с годовой выручкой от 1 млрд рублей. Предполагалось, что они должны будут платить 0,5% с продаж за квартал в пользу «Почты России». Минцифры предлагало отремонтировать за счет собранных средств почтовые отделения. Минпромторг и ФАС не поддержали идею из-за рисков удорожания товаров, Минэкономразвития указывало на важность дополнительных расчетов. В результате от идеи отказались. Кроме того, «Почта России» добивалась статуса федерального гарантирующего поставщика в интернет-торговле. Против выступила ФАС, так как антимонопольное законодательство запрещает давать преференции одному из участников рынка и в обязательном порядке подключать к нему других участников. Компромиссным решением стало расширение коммерческого сотрудничества маркетплейсов и «Почты России», что должно загрузить почтовые отделения и снизить цифровое неравенство — чтобы больше граждан получили доступ к покупкам онлайн. 

О популярности бизнеса ПВЗ сегодня сообщил Авито

  • В прошлом году пункты выдачи заказов, предприятия общественного питания, а также интернет-магазины стали самыми востребованными сферами бизнеса для покупки на Авито.
  • По итогам 2023 года тройку самых востребованных категорий в общей структуре спроса составили ПВЗ, предприятия общественного питания, а также интернет-магазины. Так, по итогам прошлого года на ПВЗ приходилось 19,% спроса (против 20,7% в 2022 году), на кафе и рестораны — 18% (против 15,8% в 2022 году), на онлайн-торговлю — 9,3% (против 5,1% годом ранее).

 

0

Автор публикации

не в сети 2 дня

Задорожный Сергей

32
Комментарии: 9Публикации: 5102Регистрация: 04-02-2020

Добавить комментарий