“Чумным статьи не выдавать”

Крупнейшие научные издательства мира заявили, что они приостанавливают продажу своей продукции и услуг организациям России и Белоруссии. Таким образом, российские вузы и научные организации лишатся легального доступа к зарубежным научным журналам и базам. Вице-президент РАН Алексей Хохлов подсчитал, что Россия потеряет 97,5% мировой научной продукции, распространяемой по подписке. Опрошенные “Ъ” ученые называют решение издательств «попыткой убийства российской науки». Выходом в этой ситуации они видят переход к пиратству и нелегальному скачиванию научных журналов.

Источник: КоммерсантЪ

Перепечатка

«Мы предприняли беспрецедентный шаг, приостановив продажи продуктов и услуг исследовательским организациям в России и Белоруссии, — говорится в совместном заявлении 15 крупнейших мировых издателей научных журналов. — Мы присоединяемся к другим организациям по всему миру, которые пытаются своими действиями положить конец этой агрессии и восстановить мир».

При этом в обращении говорится, что бойкот направлен не на российских и белорусских ученых, а на исследовательские организации этих стран.

Поэтому научные статьи авторов из этих стран по-прежнему будут публиковаться, ведь «редакционные решения не должны зависеть от происхождения рукописи, включая национальность, этническую принадлежность, политические убеждения, расу или религию авторов». Заявление опубликовано 31 марта, под ним подписались Elsevier, Springer Nature, IOP Publishers, Wolters Kluwer, ACS Publications, Brill Academic Publishers и другие.

«Научно-информационная блокада» — так охарактеризовал ситуацию вице-президент РАН Алексей Хохлов. По его словам, решение издательств означает, что на территории России в ближайшее время будет прекращен легальный доступ к крупнейшим коллекциям научных статей. Он обращает внимание, что для российской науки это станет «серьезным вызовом», поскольку доля российских авторов составляет всего 2,5% в общем массиве научных статей.

Соответственно, 97,5% научной информации, распространяемой по подписке, окажется недоступной, говорит он.

Доступ к научным журналам и базам Россия оплачивает через «единого оператора национальной централизованной подписки на зарубежные информационные ресурсы». С 2020 года этим занимается Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ). Так, в 2021 году фонд потратил на эти цели 3,7 млрд руб.— такова стоимость доступа к 30 ресурсам научной и научно-технической информации для более чем 1200 российских научных и образовательных организаций. Продлить подписку фонд не успел. «Сейчас действующих контрактов (с издательствами.— “Ъ”) практически нет, за редким исключением. Но это штатная ситуация, просто РФФИ не успел на 2022 год их подписать,— сказал “Ъ” господин Хохлов.— Тем не менее доступ ко всем издательствам и базам данных у нас пока что есть. Но если он действительно в ближайшее время будет прекращен, то придется искать обходные пути». Алексей Хохлов напоминает: чтобы ученый мог работать на передовом уровне современной науки, он должен читать литературу, которая выходит в других странах: «Если такой информации не будет, то это, безусловно, затруднит работу. Надеюсь, мы в ближайшее время найдем адекватное решение».

Начальник центра информационно-библиотечного обеспечения учебно-научной деятельности НИЯУ МИФИ Татьяна Стукалова заявила “Ъ”, что у них подписки на иностранные издательства еще работают. «Ограничение или даже полный запрет легального доступа к зарубежным научным ресурсам — это вызов как для ученых, так и для издателей,— говорит она.— Подобные вызовы несут опасность вообще для всех участников международного научного сотрудничества. Развитие науки без доступа к мировому научному знанию невозможно».

Астрофизик, ведущий научный сотрудник ГАИШ МГУ Сергей Попов считает, что на решение издательств могли повлиять публичные письма сотен ректоров российских вузов и институтов в поддержку «специальной военной операции». Он делает такой вывод, поскольку бойкот «не связан с индивидуальными российскими исследователями, это прекращение именно институтских и университетских подписок».

«По мнению издательств, подписавших заявление, они тем самым наказывают не ученых, а научные организации. Звучит весьма странно, коль скоро перечисленными выше сервисами в ежедневном режиме пользуются именно активно работающие ученые, а не администраторы»,— говорит господин Хохлов.

Член Европейской академии, действительный член Королевского химического общества и Американского физического общества, профессор РАН Артем Оганов считает, что заявление издательств пока можно трактовать по-разному: возможно, подразумевается не закрытие доступа к научным журналам, а, скажем, прекращение семинаров и тренингов. «Если речь идет все же о тотальном бойкоте и перекрытии доступа к научной литературе, а не просто о косметическом уменьшении присутствия в России, то это означает попытку убийства российской науки»,— считает он. Господин Оганов напоминает, что сейчас действуют и другие ограничения для российской науки. Так, ряд стран оборвали контракты с российскими учеными, их не пускают на международные научные установки — например, в Европейский синхронный центр ESRF.

Алексей Хохлов обращает особое внимание на то, что в списке подписантов заявления находится компания Elsevier — оператор одной из двух крупнейших баз научных статей, Scopus. Вторая, Clarivate Analytics, — владелец Web of Science — ранее уже заявляла о закрытии офиса в России и скором прекращении доступа в базу для российских научных организаций и вузов. Закрытие доступа к Web of Science и Scopus будет большим ударом для российской науки, согласен Артем Оганов: «Базы данных позволяют искать информацию по ключевым словам. Это позволяет ученым видеть, что было сделано в той или иной области». Он считает, что в России пора создать свою библиометрическую базу данных. Существующий Российский индекс научного цитирования (РИНЦ), по его мнению, не выдерживает конкуренции с международными базами.

Впрочем, ученые надеются, что полностью перекрыть доступ к знаниям в современном мире невозможно.

Алексей Хохлов отмечает, что часть научной информации будет доступна благодаря журналам «открытого доступа», которые берут деньги не с подписки, а с авторов статей. Доля статей открытого доступа в ведущих мировых научных журналах уже сейчас превышает 35% и в дальнейшем будет только увеличиваться, говорит академик. Сергей Попов надеется, что ученые из разных стран смогут наладить контакты между собой, чтобы обсуждать происходящее, обмениваться информацией и научными работами: «Если российские ученые участвуют в международных коллаборациях, то всегда можно попросить соавторов прислать нужные статьи».

Татьяна Стукалова рассказывает, что все более широкую практику получает «самоархивирование», когда авторы размещают препринты статей в открытых источниках — крупных тематических архивах или институциональных репозиториях и личных страницах авторов. Также, по ее мнению, ученый всегда может обратиться за получением полного текста статьи непосредственно к ее автору.

«Если российским ученым будет закрыт доступ к ведущим научным журналам, то у них не будет другого выбора, кроме как перейти на нелегальный доступ»,— рассуждает Артем Оганов.

Он не исключает, что в ответ на решение издательств российские власти примут решение легализовать Sci-Hub — крупнейший научный «пиратский» портал.

Напомним, сайт Sci-Hub в 2011 году создала исследовательница из Казахстана Александра Элбакян (в последние годы проживает в России). Под лозунгом «Устраняя преграды на пути распространения знаний» сайт предоставляет бесплатный доступ к научным журналам. По словам госпожи Элбакян, пиратский контент она получает от симпатизирующих ее идее ученых из университетов, которые легально приобрели подписку. 12 февраля 2022 года Sci-Hub отчитался, что в базе сервиса содержится коллекция из 88 343 822 научных статей и публикаций. Впрочем, содержание неравномерно: больше всего статей по медицине, на втором месте — химия, затем следуют биология, гуманитарные науки, физика, инженерия и математика (некоторые статьи попадают сразу под несколько категорий). В 2017 году суд в США по иску Elsevier признал госпожу Элбакян виновной в пиратстве и постановил, что она должна выплатить издательству $15 млн. В том же году Американское химическое общество добилось аналогичного решения суда и постановления о компенсации в размере $4,8 млн. В России сайт неоднократно блокировался, однако у него регулярно появляются «зеркала».

Возможная легализация деятельности сайта могла бы решить и проблемы с гражданством госпожи Элбакян. Ранее в своем блоге исследовательница сообщала, что считает себя «советским человеком» и хотела бы получить российский паспорт. При этом она заявляет, что не может принести присягу, в которой есть обещание «соблюдать законодательство РФ», ведь деятельность Sci-Hub формально противоречит российскому закону об авторских правах. Отметим, 2 марта Александра Элбакян написала в блоге, что получает просьбы от украинских ученых заблокировать Sci-Hub в России, чтобы «ученые в России остановились и подумали о том, как быть дальше». Госпожа Элбакян отметила, что «технически это невозможно сделать полностью, так как у проекта давно появились “зеркала”». И дала понять, что считает неправильным «из-за действий одного человека наказать всех россиян».

Госпожа Элбакян ответила на вопросы “Ъ” уже после сдачи номера в печать. Она отметила, что ученые из России составляют меньшинство от общего количества пользователей Sci-Hub. Поэтому рост количества посетителей из России не окажет существенного влияния на проект, полагает она. «Наоборот, ситуация, которая сейчас складывается вокруг России, может негативно повлиять на Sci-Hub — по крайней мере в странах западного блока, таких как США, Европа, которые тоже очень активно пользуются сайтом,— считает Александра Элбакян.—

Sci-Hub всегда воспринимался как русский (хотя я бы сказала «советский») проект. И поэтому негативный имидж России, который сейчас складывается там, скажется на проекте тоже».

“Ъ” отправил запросы в Минобрнауки и РФФИ и ждет ответа. Отметим, 21 марта Минобрнауки объявило, что до конца года снимает требования по наличию публикаций российских ученых, индексируемых Web of Science и Scopus. Мораторий касается показателей государственных программ, национальных и федеральных проектов, оценки научной результативности организаций и успешности грантов.

Анна Васильева

 

0

Автор публикации

не в сети 13 часов

Задорожный Сергей

26
Комментарии: 1Публикации: 1897Регистрация: 04-02-2020

Добавить комментарий